Вопросы и ответы

Вы утверждаете, что, создавая приятные картинки, можно влиять на будущее?

Ответ

Предположим, если все несколько миллиардов людей на планете начнут размышлять о будущем позитивно, то что-то и изменится. Разве можно повлиять на территорию общего будущего при помощи камерной акции, какой бы масштабной она ни была?

Ответ

Чем вас не устаивают образы будущего, которые существуют у нынешнего поколения?

Ответ

По вашей логике, визуализации будущего, содержащиеся в работах участников программы, могут стать основой для конкретных изменений в реальности? А если художник изобразил нечто ну очень странное?..  

Ответ

С чего вы взяли, что будущее должно быть непременно светлым?

Ответ

Во второй половине XX века вся пропагандистская машина СССР всячески развивала легенду о светлом будущем. На заказ писались романы и картины, снимались фильмы. В результате это ни к чему не привело. Почему вы думаете, что сейчас получится?

Ответ

Мы видим на выставке и в вашей виртуальной галерее много нерелевантных заявленной теме картин. Какие-то киты со скрипачами, воздушные шары с раскладушками вместо корзин... С чем это связано?

Ответ

Как вы можете рассуждать о позитивном будущем, оставляя за рамками проекта важнейшее его условие: здоровье людей? Почему вы не приглашаете в программу врачей?

Ответ

Все эти взлетающие звездолёты из пирамид Майя, все эти яблони на Марсе... в каком-то смысле это мир детства нынешнего поколения 40-60-летних, которые в своё время с увлечением листали журналы "Знание - Сила" и "Техника-молодёжи". Причём сохранена как идеология, так и манера работ, как будто не прошло полвека. Почему других сценариев будущего здесь, кроме как наивно-романтических, мы не видим? Если мы проанализируем состав участников, то увидим, что будущим интересуются люди люди из какого-то достаточно узкого круга, но мир-то гораздо больше, и общество гораздо больше. Почему будущее для нас и наших сограждан настолько не актуально? 

Ответ

Это эзотерический проект?

Ответ

 
 

В. 

 

Вы утверждаете, что, создавая приятные картинки, можно влиять на будущее?

 

О. 

 

Будущее не предопределено. Его формируют бесконечное количество факторов. Они находятся в сложнейшем хаотическом взаимодействии друг с другом. Внимание со стороны людей делает одни факторы более влиятельными — в результате такого взаимодействия материя выходит из скрытого состояния, состояния суперпозиции. Недостаточное внимание в отношении других факторов оставляет их вес незначительным, а порой они так и остаются не до конца проявленными из состояния суперпозиции.      

 

Рассуждаем дальше. Из этой гонки предпосылок, определяющих будущее, победителем выйдет нечто случайное. Представим такую модель, в которой время подобно лотерейному барабану, заполненному шариками разного размера, веса, цвета и степени прозрачности. Каждый новый день из этого барабана высыпается в лоток несколько шариков — они и есть "реальность" наступившего дня. Чтобы барабан не пустел, в него требуется подсыпать новые и новые шарики. Невозможно гарантировать появление в палитре  завтрашнего дня гармоничных и красивых цветовых сочетаний, но можно увеличить вероятность их появления. Вбрасывать в барабан не только чёрные и коричневые шарики. И не только большие. И, по мере возможности, насыщать их цветом, чтобы они не были — в рамках этой метафоры — балластным веществом. 

 

В.

 

Предположим, если все несколько миллиардов людей на планете начнут размышлять о будущем позитивно, то что-то и изменится. Разве можно повлиять на территорию общего будущего при помощи камерной акции, какой бы масштабной она ни была?

 

О. 

 

Есть такая занятная штука, называется Теория хаоса. Никогда не известно, какое начальное событие приведёт к тем или иным масштабным последствиям. Огромные отлаженные процессы на уровне планеты могут забуксовать, а, напротив, событие ничтожного веса — привести к цепной реакции, которая будет расти, как снежный ком. Может и не привести, но если ничего не делать, то точно не приведёт. 

 

В.

 

Чем вас не устаивают образы будущего, которые существуют у нынешнего поколения?

 

О.

 

Обобщать не возьмёмся, всё же поколение состоит из огромного и, по счастью, очень разнообразного количества по-разному воспитанных и образованных людей, размышляющих о будущем миллионами способов. 

 

Вместе с этим, самый громкий голос в этой истории принадлежит не абстрактным представителям поколения, а мировой потребительской машине (корпорациям), с одной стороны, и, с другой,—  государственным машинам, со всеми их болезнями и прочими конвульсиями. Оба этих метаорганизма действуют в рамках симбиотических парадигм и, что касается образов будущего, то, посредством имеющихся пропагандистских инструментов, от рекламы до кинопродукции у первой, от ТВ до системы образования и системы оболванивания (а есть в иных географиях и такие),— формируют картинку, где мир будущего — это мир, в первую очередь, бесконечно рационально-удобный и стремящийся к динамическому равновесию, но не развитию. Технический прогресс обеспечивает потребности элит в контроле за источниками поступления материальных благ и одновременно в контроле за самими донорами, которыми являются все пока ещё живые существа на планете. Ну а рядовому человеку в этой истории традиционно уделяется номинальная роль "царя природы", правда, природы как таковой в мире остаётся с каждым годом всё меньше. В одном флаконе с мнимыми удобствами, как правило, идёт отсутствие свобод и едкая социальная и биологическая среда. В общем, не будущее, а клетка для души и тела.  

 

Большинство футуристических полотен, нарисованных современной массовой культурой или государственными программами ряда стран мира, увы, не содержат в себе два важнейших полюса. 

 

На первом — миры человеческого счастья. Не "мир унифицированного счастья", как во всех антиутопиях, а именно миры, причём, не отрицающие, а дополняющие друг друга. Сколько людей — столько, в потенциале, и представлений о том, каким может быть счастье. И, вкупе с представлениями, соответствующих практик. Толстой в этом смысле кардинально не прав. Это несчастные люди несчастливы одинаково. В их жизни нет любви, заботы, игры, личностного роста и созидательной радости со-бытия.

 

На втором полюсе — устойчивое развитие биосферы и ноосферы. В этом мире всё взаимосвязано. Скажем, нельзя построить будущее для людей, если пренебрегать при этом, условно, интересами цивилизаций сопланетян, к которым мы относим представителей всех форм жизни. Говоря "цивилизации", мы абсолютно серьёзны.  

 

Источник устойчивого развития социальных структур и каждого человека — в разнообразии и ответственном отношении каждого к своей роли в формировании общего мира. Источник устойчивого развития цивилизации — в гармонии с природой.

 

Такие миры рисовать сейчас пока не модно. Более того, можно стать объектом для насмешек. Берём на себя этот риск и призываем к сотрудничеству всех, кто не считает формирование новой моды бесперспективным занятием. 

 

И кстати, возвращаясь к "поколению" — именно представители нынешнего поколения людей предпринимают целенаправленные шаги для построения такого будущего. Нам известно много примеров.

 

В. 

 

По вашей логике, визуализации будущего, содержащиеся в работах участников программы, могут стать основой для конкретных изменений в реальности? А если художник изобразил нечто ну очень странное?..  

 

О.

 

Причинно-следственные связи между созданным образом и ответной реакцией мира существуют, но они нелинейны. Можно всю свою жизнь изображать земляничные поля и прекраснодушных селян и огребать при этом в виде малоприятных событий в своей жизни, а можно взять на вооружение творческий псевдоним, увековечивающий какого-нибудь убийцу-отморозка или рисовать незнамо каких инфернальных зверушек, и получать щедрые дивиденды от общества. 

 

На уровне взаимодействия мир-художник всегда есть правила игры, только им двоим (да, несмотря на несоразмерность масштабов фигур, именно, "им двоим") известные. Мы и сами художники и знаем о существовании подобных правил и об отвественности за их нарушение. Любой творческий процесс — это плацдарм для обоюдоприемлемых экспериментов.

 

Что касается программы, это философско-художественный проект иного масштаба, не «1+1», а «много+1», он состоит из многих, очень многих индивидуальных "правд" и "способов".  

 

Подчас это радикально разные подходы к интерпретации зримых сфер и воображаемых пространств, но все их объединяет нечто общее. 

 

Повторимся, это, как мы чувствуем,— изображения миров, которые транслируют лёгкость на сердце, игру, радость, любовь, устремление вперёд. Смотрите раздел "пожелания в отношении работ".

 

Тот общий позитивный знаменатель, который можно почувствовать у всех этих сотен картин, особенно это было заметно на физических выставках,— наверняка он начал складываться в некое собрание исходных кодов, на основе которых могут меняться и зримые структуры будущего мира, на уровне архитектуры, дизайна городской среды, моды, искусства, и общественные отношения, и взаимодействие "человек-природа", и, наконец, сам человек.

 

В.

 

С чего вы взяли, что будущее должно быть непременно светлым?

 

О.

 

Во время одного из круглых столов в рамках программы, кстати, посвящённых поиску возможностей неочевидного порядка для привлечения позитивных сценариев будущего, писатель-фантаст Анастасия Ростова сказала: "Никакое другое будущее и невозможно, кроме позитивного и объединённого. Все остальные разобщённые сценарии — они радостно нас схлопнут. Мир меняется в сторону необходимого, и каждый может быть этим самым необходимым".

 

Мы стараемся не рассуждать в рамках риторики минувших десятилетий.  Да, светлое будущее — ну кто же против. Только мы не имеем при этом в виду хороводы единорогов. Мы говорим об ответственном отношении к образам будущего, которые человечество транслирует в ноосферу. Что посеешь, то и пожнёшь.

 

Будет ли оно непременно "светлым"? Конечно же, это лишь фигура речи. Ведь все корневые конфликты человеческого бытия останутся на месте, тёмную сторону психики нельзя отрезать, как нельзя разделить инь и ян. Даже в рамках этой умозрительной операции по разделению останутся два набора инь-янов. Всегда будет место проявлениям анимального начала (а куда против природы?), невежеству (ведь человек не рождается со знаниями, накопленными предыдущими поколениями), всегда будет место зависти, ревности, подлости и т.д., но всё же хотелось бы видеть, что основной конфликт будущего человека всё же сместится с выяснения отношений друг с другом, с соревнований корпораций и войн государств на интригу, которую будет подбрасывать познание собственной природы и природы мироздания, на защиту общего дома от угроз космического масштаба, на поиск решений устойчивого развития в рамках Вселенной.

 

В.

 

Во второй половине XX века вся пропагандистская машина СССР всячески развивала легенду о светлом будущем. На заказ писались романы и картины, снимались фильмы. В результате это ни к чему не привело. Почему вы думаете, что сейчас получится?

 

О. 

Тема "СССР" настолько глубока и многогранна, что её, полагаем, будут осмысливать многие поколения потомков. Если не разучатся читать. К тому же, спасибо Коржибскому за метод, СССР1924 это, мягко говоря, не то же самое, что СССР1937, и уж всяко иное, чем СССР1957 или СССР1991... 

 

Конечно, в умах государственных деятелей минувшей эпохи были разные представления о том, что они называли эвфемистически "коммунизмом". И доминирующая идеология делала эти представления обязательными для репликации, и сами представители творческой интеллигенции, как их называли, черпали в ней вдохновение, но всё же лучшие произведения искусства, в которых восславлялся Человек и сквозила надежда на бесконечность потенциала его развития,— они делались не конъюнктурщиками. Более того, иногда прослеживалась обратная связь, когда мир, нарисованный, скажем, литератором, становился основой для целой программы КПСС...

 

Эта "легенда о светлом будущем" не была, с нашей точки зрения, легендой, это действительно было нормой жизни, неким внутренним компасом для всех думающих и ответственных людей. 

 

Мы не восславляем старую добрую докторскую колбасу, и речь вообще не идёт о Советском Союзе. Но многие ценностные ориентиры, созданные в постсталинскую Эпоху Великих Надежд,— да, они нам близки.

 

Почему этот безбрежный океан образов и сакральностей в одночасье высох, хотя, по логике нашего текущего проекта, должен был бы ещё многие столетия обеспечивать себе самогенерящееся офигенное будущее?.. 

 

Этот океан был широким, но не безбрежным. Вот мы тут рассуждаем о разнообразии как об одном из ключевых условий для развития цивилизации. В СССР, как в любом тоталитарном государстве, выход за рамки не приветствовался. Многие фантастические по своей силе произведения литературы и искусства возникали вопреки установкам идеологии, на страх и риск своих создателей, и стали широко известны лишь после неизбежного крушения империи. Мы преклоняемся перед творческим наследием огромного количества авторов той эпохи и считаем это время, где существовала уникальная среда для создания мета-образа гармоничного будущего, непревзойдённым с точки зрения ценностной системы нашей программы.

 

Вместе с этим, если продолжать метафору с разноцветными шариками, то в массе своей импульс "той" цивилизации в отношении образного проектирования будущего был так себе. Удельный вес серого цвета, той самой коньюнктурщины, в создание которой авторы, по Большому Счёту, не вкладывали внутренних энергий и в отношении которой не были искренними, более того, которую сами создатели презирали,— не оставлял много шансов для разноцветья.

 

Говоря о "больших шариках", нельзя оставить в стороне самые большие из видимых невооружённым глазом — архитектурные сооружения. Скажем, какой заряд в отношении образного проектирования несёт в себе снос тысяч памятников архитектуры, чтобы на их месте водрузить серые бетонные промышленные джунгли и типовые микрорайоны? Миллионы людей, воспитанных в окружении безликих урбанистических пейзажей, воспитали миллионы других людей, и теперь уплотнительная застройка, драконовское изменение норм инсоляции и шумоизоляции, полное пренебрежение к любым гармоническим принципам сочетаемости объектов друг с другом, не говоря уже о гуманитарных и экологических аспектах развития городов,— это, увы, стало нормой. И вот мы видим вокруг то, что видим, но каковы были вчерашние предпосылки у этого? Рациональность и эффективность в ущерб красоте и здоровью общего мира и интересам каждого его обитателя.

 

Чем сегодняшнее время отличается от поздней советской эпохи, когда "светлое будущее" как выражение набило оскомину всем, кто его употреблял?

 

Базовые принципы не изменились (если мы продолжаем пользоваться той же моделью). Вместе с этим, турбулентность информационных потоков цифровой эпохи (и даже, полагаем, информационная предсигнулярность) сделали возможным существование многомерного континуума радикально разных творческих подходов к интерпретации действительности и созданию вторичных миров,— а разнообразие, как мы помним, это хорошо. 

 

Научная картина мира, сформулированная в последние десятилетия, не только не отрицает влияние мысли человека на последующие события,— она настаивает на этом! Отсюда возникает надежда, что пресловутое разнообразие наблюдателей станет чуть более ответственно относиться к наблюдаемому миру и способам наблюдения, чтобы не порождать новых монстров.     

 

Более того, научная картина мира более не находится в конфликте с духовными измерениями (NB! речь не о религиях), а колоссально возросший уровень взаимовлияния с ноосферой не отмечает сегодня только ленивый. 

 

Огромное количество людей уже не догадываются, но твёрдо знают на своём опыте, о том, что мир един, что есть такие скрытые измерения, в которых мы все и всё вокруг, взаимосвязаны. В этой парадигме творимое добро всегда возвращается, а всякий выстрел в другого — это выстрел в самого себя. В этой парадигме нет противопоставления "человек — природа", но есть уважение к миру и его ответная забота.  

 

В такой системе координат играть в игру "создание дополнительных условий" да-да, по привлечению сценариев "светлого будущего" — весьма интересно.

 

В.

 

Мы видим на выставке и в вашей виртуальной галерее много нерелевантных заявленной теме картин. Какие-то киты со скрипачами, воздушные шары с раскладушками вместо корзин... С чем это связано?

 

О.

 

Мы таких (нерелевантных заявленной теме картин) не видим. 

 

Тема программы — разнообразные миры счастья людей и других обитателей планеты, которые могли бы прототипировать будущее, будь то далёкое или близкое, универсальное или интимное.

 

Конечно, на первых порах в качестве отклика на наш призыв делиться такими образами мы получали буквально всё, что угодно. Это могли быть картины высочайшего уровня мастерства, но при этом, мягко говоря, и по настроению, и по сюжету отстоять на световые годы далеко от темы... Объяснить, что именно мы имеем в виду, нам удалось далеко не сразу. Приходилось слышать жёсткие упрёки, особенно в начале проекта: "Как вы можете рассуждать о позитивном будущем, если вокруг ничего этого, мягко говоря, не предвещает?!" 

 

По счастью, ситуация достаточно быстро качественно изменилась. Если говорить о фестивале 2019 года, то Саратов стал центром кристаллизации всей задумки, а затем случилась весна, и работы первых откликнувшихся художников вместе с набирающим высоту солнцем — на каком-то мета-уровне стали притягивать новых и новых авторов... В результате, участниками проекта стали многие десятки художников-визионеров, фантастов, метафизиков, романтиков, космистов, реалистов, метафористов и просто фантазёров...

 

Кто-то из художников, к сожалению, откликнулся чуть позже, чем мы ожидали, и многие работы пока не увидели своих новых зрителей. Значит, всё впереди.

 

В. 

 

Как вы можете рассуждать о позитивном будущем, оставляя за рамками проекта важнейшее его условие: здоровье людей? Почему вы не приглашаете в программу врачей?

 

О.

Программа "Совершение будущего" — это комплекс мероприятий, продвигающих парадигму личной отвественности за общее будущее. Это художественно-философский проект, а основе которого идея о причинно-следственной связи между образным проектированием и реальностью. Нельзя объять необъятное, поэтому мы оставили в стороне целый ряд краеугольных измерений тех самых условий, привлекающих благоприятные сценарии будущего. Например, мы вне политики, а также вне религий: это подчёркнуто светский проект. Мы готовы, в рамках параллельной программы выставок, или на страницах веб-галереи программы, предоставлять слово всем и каждому, при условии, что говорящий придерживается холистических взглядов и разделяет ценности и философии программы.

 

В.

 

Все эти взлетающие звездолёты из пирамид Майя, все эти яблони на Марсе... в каком-то смысле это мир детства нынешнего поколения 40-60-летних, которые в своё время с увлечением листали журналы "Знание - Сила" и "Техника-молодёжи". Причём сохранена как идеология, так и манера работ, как будто не прошло полвека. Почему других сценариев будущего здесь, кроме как наивно-романтических, мы не видим? Если мы проанализируем состав участников, то увидим, что будущим интересуются люди люди из какого-то достаточно узкого круга, но мир-то гораздо больше, и общество гораздо больше. Почему будущее для нас и наших сограждан настолько не актуально? 

 

О. 

 

Нельзя сказать, что будущее не актуально. Это слово есть в названии каждого первого официального форума, на какой бы территории он ни собирался, и решению каких вопросов ни был бы посвящён. На уровне словесного жонглирования, "будущее" — это магический пароль, открывающий сегодня многие двери, или слово-оберег. "Будущие технологии развития каких-нибудь светодиодов". (Да не обидятся разработчики этих прекрасных энергосберегающих штуковин, что их привели в качестве примера).

 

Так вот, с технологиями сегодня всё в порядке. Есть такие направления развития цивилизации, которые, по большому счёту, уже не нуждаются в подпитке и поддержке. Там уже и так всё развивается семимильными шагами. Запускаются автомобили на Марс, клонируются котята, счастье-внутри-гаджетов не успевает менять прошивки, но... во всех этих схематических мирах (которые могут выглядеть и очень сочно в рекламном ролике) нет Человека с его стремлением к познанию своей природы и раскрытию своих возможностей, нет индивидуальных миров счастья, нет гармонии с миром и друг с другом.

 

Мы принимаем именно те работы, которые транслируют надежду на существование таких миров. Выглядят архаично? Что ж. На вкус и цвет товарищей нет...  Будут и другие. Есть работы, выполненные в самых современных техниках и даже техниках будущего? Так мы только за. Предлагайте.

 

К слову сказать, мы намерены расширить палитру образных языков программы до любых средств, при помощи которых рисуются так называемые миры Ашкенази, по выражению Б.Гребенщикова,— вторичные миры фантазий, которые оказывают на нас не меньшее влияние, чем видимый мир... Будь то музыка, театр, кино, актуальное искусство, литература...

 

В.

 

Это эзотерический проект?

 

О.

Отвечаем на всякий случай "нет", а затем лезем в словарь, чтобы понять, правильный ли это был шаг.

 

Так-с. Словарь определяет слово "эзотерический" как "понятный только посвящённым в тайны какого либо общества или учения, могущего быть открытым только избранным".

 

Ну тогда точно нет. Если бы это был эзотерический проект, о нём бы никто не узнал.

 

Мы, напротив, стремимся быть понятыми и понятными широкому кругу людей. 

 

Впрочем, при этом, мы, признаться, недолюбливаем современные методы навязывания информации всем-всем-всем, и предпочитаем делать информацию о проекте доступной ("pull"), чем проталкивать её ("push"). Возможно, где-то и ошибаемся в применении тех или иных механизмов так называемого продвижения. Тема, затрагивающая внутренние миры человека и его надежду на счастье, согласитесь, слишком деликатна, чтобы трубить об этом на каждом углу. 

 

Говоря о целостной картине мира, мы рассчитываем на такой его отклик, который не нуждается в понукании (не рекомендуем  браться за встраивание реакций мира в свои схемы), но, напротив, сам предлагает чудесные решения, нами не мыслимые и "от и до" фантастические. Во всяком случае, до сих пор всё так и было. 

Иллюстрации


Вверху. Цифровая мозаика на основе картины Геннадия Голобокова "Первый контакт", 1973.
"Стёклышки" мозаики — фотографии картин участников программы и событий минувшего фестиваля.

 

В середине. А. Демидов. Хаос шмаос.

Внизу. Цифровая мозаика на основе фрески на железнодоржном вокзале в г. Гавр, Франция.
"Пиксели" — работы участников программы и событий фестиваля 2019 года.